02:14 

///4

AnnaRina
10 Ну и что, что она вампирша...





Какое-то у меня странное подозрение, что психушка уже давным-давно выплакала по мне все слёзы...

А если не по мне, то по... Не будем показывать пальцем, а то палец мой будет откушен по самый локоть...


И так. О чем бишь я?
Встреча с родственниками. Очередная.
Видимо две предыдущие не считаются.
Очень надеюсь, бить меня в этот раз не будут...

Вытребовав себе пять минут на "собраться", я заперся в комнате, в раздумьях изучая внутренности шкафа. Идти я никуда, вообще-то, не хотел.
Вот бы сейчас как раньше: я, вечер, мой верный друг телевизор и оккупированный и взятый в плен холодильник!.. И никого вокруг! Можно в одних носках валяться!
Весь такой расстроенный и обиженный, я втиснул себя в свой парадно-выходной костюм - я его еще со школьного выпускного храню, как память!
Осмотрел себя в зеркале. Хорош.
Черный меня вообще стройнит, особенно если не дышать... и пиджак не застегивать...
Состроил себе рожу, выдохнул воздух и повернулся боком.
Мда!
Малыш-переросток!
А, мне всё равно!
Если встреча пройдет удачно, делаем вид, что я вообще очень хороший, положительный, в костюме.
Если не удачно... Ну, что ж. Я просто заранее подготовился.
- Влад, - позвала из-за двери Катька, - ты скоро?!
- Сейчас, - Мучимый надеждой, я метнулся к окну. Но летать я, к глубочайшему сожалению, пока не умею. Да и учиться уже поздно! А ведь еще нужно перепилить - можно попробовать перегрызть! - решетку.
- Влад!
Дети в подвале играли в Гестапо -
Зверски замучен слесарь Потапов,
Ноги гвоздями прибиты к затылку,
Но так и не сказал он, где спрятал бутылку.
- Уже иду!
Пришлось всё же открыть дверь и даже выползти в прихожую. После осмотра и отбора у меня из рук кактуса, - прощай друг! - я покинул квартиру под конвоем. Сбежать по дороге не удалось, хотя я пытался, клянусь вам!
Пред очи Катькиной тетке я предстал живой, с цветами, конфетами, тортиком, бутылочкой красненького (для дам), бутылочкой беленькой (исключительно для себя, хотя я вообще-то, прошу заметить, учесть и потом не путать, не пью!) и шоколадкой.
Тётя приветливо мне улыбнулась (Вы видели улыбку крокодила? Как, еще нет?) и предложила войти. Хорошая у них квартирка, и как это я в прошлый раз не заметил?..
Дамы накрыли на стол, усадили меня, как гостя почетного, в центре. Сами сели с двух сторон (видимо, чтобы в голове моей, случайно так, не появился детальный план побега, или, в крайнем случае, подкопа). Молча налили себе водочки, выпили не чокаясь. Я вздохнул.
- И так, Влад, - голосом твердым и не терпящим возражений, сказала тётя, - работаете?
- Да-а-а-а!..
Попробуй, скажи тут, что нет!
- Кем? - продолжила допрос дама.
- Тёть, да ладно тебе, - рассмеялась Катя, - что ты человека мучаешь. Смотри, какой он из-за твоих вопросов бледный.
Я трагически всхлипнул, подтверждая сей факт. Конечно, для человека не посвященного и не подготовленного, я вообще выгляжу как немочь бледная (вылитый вампир!). А на работе все давно привыкли к моему внешнему виду. Там и не такое по коридорам бродит!
- А как вы к вампирам относитесь? - опять насела на меня тётя.
- Ну-у-у, - я неопределенно повращал руками и глазами...
- А сами не подумывали о... - тётя не закончила фразу, но я догадался, на что она прозрачно намекает.
Ой-ё!
Я пожал плечами, надеясь, что при этом глаза из орбит у меня не выпадут.
Девушки выпили.
И еще.
И еще по чуть-чуть.
Занюхали моим рукавом.
- А давай на брудершафт? - глядя мне в глаза, нежно прошептала Катька.
- Да! - кивнула тётя.
Они усмехнулись, выпили, поцеловались через меня. Я тихо, ужиком, сполз под стол, а оттуда, перебежками, до туалета.
Ага! Попробуйте, выкурите меня отсюда!
Минут пятнадцать девушки не замечали моего отсутствия, а потом...
- Влад, выходи, - Острый такой коготок поскреб в дверь.
Бр-р-р!
- Выходи, подлый трус! - прогорланила тётя на заднем плане.
Я трагически прикидывался мертвым еще минут пять. Пьяный бунт в кухне перерос в пьяные песни, в исполнении тёти.
Я выглянул наружу.
- О, человечек! - радостно воскликнула тётя. - Иди, иди сюда. Садись.
С пьяными вампирами не шутят.
- Запомни, - А зубки-то у тёти как маленькие компактные кинжалы! - Если девочку мою... Кто-нибудь! Когда-нибудь! Хоть пальцем!
Тётя потрясла у меня перед носом кулаком. Потом икнула.
Это она вообще про меня?
Или путает с кем-нибудь когтистым?
Я развернул шоколадку. Не съем, так понадкусываю!
- Что-то крови хочется невыносимо! - Тётя как-то очень подозрительно на меня вытаращилась.
Так-так, это, чур, без меня!
- Я не вкусный, - доверительно сообщил я. - И вообще, ночь глубокая, я домой хочу.
- Я тебя провожу, - тут же вскочила Катька. Выглядела она как-то слишком трезво.
- Как уходишь? - возмутилась тётя. - Вечер только начался.
Как бы он не закончился распитием меня...
- Да мне ж на работу завтра, - оправдался я.
- Мне тоже! - обрадовалась тётя. - За это надо выпить!
Катька ухватила меня за рукав, быстренько вывела за дверь и потащила на улицу.
- Ты прости тётю, она немножко перебрала.
А нечего было водку хлебать!
- Ничего, - ответил я, - всякое бывает.
- А над предложением подумай, ладно? - попросила Катька.
Ну, как ей можно отказать, когда она вот так, не брыкается, не пинается, стоит, девочка-одуванчик, ножкой в асфальте дырочку ковыряет.
- Подумаю, - ответил я.
За что и получил прощальный поцелуй в щеку.
- Сам дойдешь?
- Да!
- Хорошо, я тогда вернусь, - Катька обняла меня, поцеловала. На этот раз в губы.
Всё-таки, а она ничего, только надо ей запретить меня бить. А так, красивая, местами добрая, ревнивая, конечно, но это тоже неплохо.
Может на этот раз мне повезло, а я как дурак...
Я обнял девушку, отвечая на поцелуй.
Ну и что, что она вампирша...

****





11 Смотр звёзд




А жизнь то налаживается!


(неизвестный, облюбованный голубями гражданин)



Где-то в двух шагах от дома меня миленько так догнал ливень. Я жутко на него обиделся, хотя он и не смог испортить моего замечательного настроения. Спать совсем не хотелось, а, кроме того, меня обуяло (село на шею, свесило ножки и попрыгало на макушке) некое подобие творческого настроения и нестерпимой жажды деятельности. Под эту мою жажду мне на глаза попалось пятно на потолке в кухне.
До этого оно мне как-то не мешало... Мы дружно соблюдали нейтралитет и были этим очень довольны.
Но только не этой ночью!
До шести часов утра я радовал соседей чудными переливами скрипа взятого мной в плен стола, хруста люстры, от соприкосновения с моим лбом, скрежета наждачки и щетки о потолок (Фредди, с его чудным маникюром, недвижным тельцем валяется в сторонке, постанывая от зависти!) и цветастым шепотом (шелестом, стонами, криками, воплями и завываниями), которыми я сопровождал сей процесс.
Соседи, вешайтесь, подонки!

Пятно не сдавалось до последнего!
Обидно.
Теперь, вместо чудного жирного отпечатка чего-то красно-оранжевого, на потолке у меня черная дыра в полтора метра, больше похожая на влом пришельцев.

Как ни странно настроению моему это не повредило и свеженький, бодренький и, судя по отражению в зеркале, вполне упитанный (местами) я отправился на работу.
Но не прошло и нескольких часов как мои "любимые" коллеги нажаловались начальнику, что я постоянно как-то подозрительно им улыбаюсь.
Что эти мелочные людишки знают о счастье, простом и человеческом?!
Босс вызвал меня к себе. Самоличное лицезрение моего белозубого оскала от уха до уха - это просто что-то прёт из всех щелей и дырок! - не подняло начальнику духа, а только добавило тумаков на мою бедную и многострадальную головушку.
А нам всё равно!
Я претензии выслушал, обещал учесть и, подмигнув шефу напоследок, отправился кропать очередной шедеврище.
Судя по тому звуку, что донесся у меня из-за спины (то бишь, из покинутого мной кабинета), начальник выпал в шок от меня любимого.
Сиять, как начищенная сковородка, я устал к обеду, но сослуживцам хватило впечатлений с авансом лет эдак на десять.
Я, довольный собой, быстренько наскреб мыслей на пару страниц. Перечитал написанное, чуть не расцеловал монитор (себя же обожаемого никак!), но сдержался.
Портило всю эту красотищу только то, что я на свою бедовую голову добился от Катьки ("Говори! А иначе: не пиши, не звони, дом мой обходи стороной! Я на тебя обижусь!") ответа на один очень важный для себя вопрос.
Лучше б я лично сам себе дал по голове, с потерей памяти, сумасшествием и необратимым выпадением в детство!
Перед мысленным взором предстал я, на ковре, в цветастой пижамке, с перекошенной рожей и леденцом-петушком в руке. На заднем плане маячила моя тётя с парой носков цвета не очень свежих персиков.
Бр-р!
Чур меня от такого!
Нет уж, будем иметь дело с тем, что есть.
А что, кстати, там у нас?
Всё, что Катька мне рассказала, я, конечно, не запомнил, выделив только необходимое и понятное.

С некоторых пор кровососики поделились на два лагеря: те, кто за право пить кровь, и те, кто за воздержание (кроме экстренных случаев, конечно). Между собой вампиры из-за этого не враждуют, пока дело не доходит до охоты.
Вот тут и начинается ИГРА.
Кровоохочие охотятся на людей, гуманисты на охотников. В итоге достается и первым и вторым, чаще всего от безобидной старушки с палкой, которая предполагалась на роль "жертвы".
В принципе, раны не имеют ни какого значения - при некоторой смекалке и подвижности всех конечностей, вампир может регенерировать даже из фарша!
И тут возникает вопрос: а каким боком тут я?
Я как всегда оказался во всем этом благодаря моей удивительной притягательности для неприятностей.
Хотя какие неприятности?
Вот возьму и соглашусь стать вампиром! Как, кстати, это происходит?
И что в этом хорошего?
Опечаленный и унылый я отправился домой. По дороге купил себе бублик, в надежде зажевать им неприятности.

Что за люди? Что за нравы?!
Наглые коготки одной милейшей дамы выдернули моё утешение из рук.
- Неплохо! - Катька одним махом проглотила половину немаленького такого хлебобулочного изделия.
- Это был мой... - слабо воспротивился я, за что и получил взгляд пылающих углем глаз.
- Жадина, - обиделась вампирша.
Я расстроено всхлипнул по погибшему бублику, пожелав ему скорой мести.
Я мстю, и мстя моя будет страшна!
- А я думал, что вампиры солнечного света бояться. - Я незаметненько так переложил пакет из одной руки в другую. Пакета мне не жалко, но в нем палка сырокопченой колбаски, хлебушек, сыра огрызочек, пара яблок и пачка сока. На счет удобоварения лежащих на дне макарон я не сомневаюсь, но остальное!..
- Мы не боимся света, - ответила девушка, - просто ночью наши силы заметно возрастают, из-за чего днем мы чувствуем себя неуверенно. Вот и всё.
Я мысленно сделал пометочку в графе "За вампирство".
- Ты решила меня домой проводить? - очень ненавязчиво уточнил я, всё больше опасаясь за содержимое пакета.
- И домой проводить и спать уложить... - клыкасто улыбнулась мне Катька.
- Ну, я не очень что б настаиваю... - пробормотал я. - Если у тебя есть другие дела...
- Нет. - Расстроила меня вампирша. - А давай ночью на прогулку сходим? Давай, а?..
- На звезды посмотреть? - Некая надежда всё еще жила во мне...
- Конечно! - улыбнулась Катька. - Только звезды лучше всего видно за пределами города...
Я поперхнулся.
Споткнулся.
И чуть не выронил пакет.
Нет, вы не подумайте, я не боюсь находится с девушкой на неизвестной мне территории в дали от уютных стен моей квартирки.
Просто я человек городской, сие есть овощ нежный, к пыли и свежему воздуху не приученный.
Помню как сейчас, когда я в нежном пеленочном возрасте семнадцати неполных, но хорошо развитых лет направился в поход, где я заблудился, оголодал и одичал в двадцати метрах от опушки леса.
Какие тут звёзды!
- Опа! - радостный возглас Катьки вывел меня из грусти. - А у тебя и провизия с собой!
Вот и как тут быть бедному человеку в виде меня?
Ох-хо-хо...
- Пошли. - Катька состроила умильную мордаху. - Я такое хорошее место знаю!
Ага! Я тоже.
У меня под кроватью очень уютно и безопасно...
- Кать, я так устал... - я попытался выкрутиться из создавшейся ситуации.
- Ничего ты не устал, нечего придуриваться. - Надулась вампирша и отвернулась от меня.
Ну вот. И что прикажете делать?
- Ладно, - сдался я на милость. - Пойду, но только сначала домой надо всё же зайти.
До моего дома мы шли скорбной процессией: я понуро тащил пакет, Катька бешеным зайцем из рекламы наматывала вокруг меня круги. И откуда у нее столько сил?
Вот точно соглашусь на вампирство. И шефа первого покусаю!
Дома я неуклюже выпроводил девушку в кухню, приказав пить чай-кофе, но больше ничего не трогать. В комнате я переоделся в простые линялые джинсы и свитер (Кто ночью будет на меня смотреть? Кому такое надобно? А Катрина меня и не в таком виде лицезрела!). Потом я быстренько пособирал все нужные мне вещи, а именно: маленький наборчик ядов (в аптеке мне эту коробочку прорекламировали как "Набор первой медпомощи"), фонарик, телефон (две штуки - а вдруг у одного внезапно сядет батарея!) и злополучный пакет.
В кухне меня ожидала прелюбопытнейшая картинка: сидя на потолке, Катька задумчиво скребла почерневшую штукатурку ногтем...
- А что это за ядерная атака? - Она вопросительно на меня воззрилась.
Вот и кто бы мне совет дал, что сказать девушке на это такое, чтобы не чувствовать себя идиотом!
- Да так... - Я сделал очень неопределенное движение, по которому было бы ничего не понятно.
Отмазался, типа!
- Так куда ты хотела меня повести? - Я сменил тему.
Катька загорелась, тут же вцепившись мне в рукав.
- Нам нужно чуть-чуть проехать на автобусе, а потом чуть-чуть пройти пешком...
Я только обреченно вздохнул. И что это я такой добрый и покладистый? Другой бы на моем месте... Хотя нет, не советую я это место...
К тому моменту, когда мы выбрались из дому, окончательно стемнело. В этом городе, когда только за окном сгущаются сумерки, на улицах можно хоть ритуальные шаманские танцы племени Мумба-Юмба плясать, никто не заметит. И вообще. В это время в темноте водятся только каблукастые девицы и собиратели тары.
Не помню сколько мы ехали на автобусике, довольно долго. Я успел заснуть.
Катька растолкала меня на середине очень интересного сна.
Ох-хо-хо!
Какое-то время мы шли пешком, пока не оказались на берегу не очень большой речушки. Тут даже знак имелся. Судя по нему, река называлась Жесть, и впадала в какую-то другую, название которой с таблички загадочным образом исчезло.
А тут миленько!
Такое качественное болото! Камыш как лес.
И, судя по звуку, комары вот-вот обнаружат моё местоположение!
На краю рукотворной полянки нашлось кострище, выложенное из почерневших камней и кирпичей.
Ну, что же, начинаем культурно отдыхать! Насколько это возможно. Втроем - мы щедро включили костер в наши ряды! - мы долго молча рассматривали небо.
- А как это, быть вампиром? - спросил я и тут же пожалел, что нарушил такую философскую тишину.
- Нормально, - секунду подумав, ответила Катька. - Это ж тебе не болезнь. Ну, жажда мучает, конечно, иногда.
- Кать, а ты ведь летать умеешь? - Ох, как хорошо, что она не заметила мою улыбку.
- Ну, да.
- А ты меня покатаешь? - Я, как мог, обворожительнее улыбнулся.
- Ты чего?
Похоже, моя идея ее не вдохновила.
- А чего? Ну, покатаааааай! - ноющим голосом взмолился я.
- А ты мне шею подставишь? - усмехнулась вампирша.
- Это зачем? - Теперь удивлялся уже я.
- А что? - улыбнулась девушка. - А зачем тебе прокат вампиров? Я, между прочим, не пони с тележкой!
- А если я соглашусь?
- Шею мыл? - деловито осведомилась девушка.
-Ну... - я мучительно соображал ответ.
- Ладно, но не долго, - смилостивилась Катька.
А что ей, никто же не увидит!
Я надеялся на крылья и какие-нибудь еще спецэффекты, но всё оказалось очень прозаично. Кроме...
Катька обняла меня, плавным рывком отрываясь от земли...
Чувства на секунду замерли, вникая в происходящее, а потом пустились вскачь. Вот только почему-то я не слышал шума ветра в ушах, как и не чувствовал опасности.
Странно, но передо мной было только Катькино лицо, ее загадочная полуулыбка.
И зубки, вонзающиеся мне в шею...
Боли не было.
И времени не было.
Ничего не было.
Только она.
Только я.
Я поцеловал ее в губы, слизывая капли собственной крови.
Где-то между двумя ударами растревоженного сердца, мы свалились вниз, в мокрую от росы траву, пахнущую свежестью, пряным ароматом чебреца, соленым вкусом крови.
Она сдержала своё слово, как и я. Но сейчас нам было не до этого...


****






12 У вампиров не бывает депрессий



Проснулся я в своей собственной кроватке, в обнимку с подушкой, и подоткнутым со всех сторон одеялом. Отсутствовавший где-то мозг судорожно попытался восполнить пробелы в памяти.
Попытка не удалась!
Воспоминания обрывались где-то посередине нашего с Катькой разговора.
Кто и как доволок мое тельце до места его дислокации - тайна, покрытая мраком!

Кстати, меня ж вчера покусали!

Я попытался встать...
Однозначно зря! Головная боль с криками "Опа!" вынырнула из-за угла моей черепушки.
Черт!
Ощущение такое, будто я беспробудно пил недели две не закусывая вообще, из принципа. На полусогнутых дрожащих и подкашивающихся ногах, вихляющей походкой прибитого тапком таракана, я доплелся до ванны и опасливо заглянул в зеркало.
Действительность превзошла все мои самые смелые предположения.
Волосы, стоящие дыбом, и заплывшие спросонья глазки выглядели еще очень даже неплохо. Остальные достопримечательности моего лица требовали срочной пересадки хоть от кого-нибудь!
Под глазами чернели синяки, как у наркомана, на фоне бледной кожи выглядящие устрашающе. Бескровные высохшие губы и бандитская щетина довершали образ несвежего зомби.

От звонка в дверь меня подкосило как выстрелом. На ощупь я нашел входную дверь и приоткрыл ее ровно на столько, чтобы видеть звонивших.
- Это вы Владислав Юрьевич Камаев? - спросил у меня грозный женский голос.
- Нет, не я, - ответил я из вредности.
- Он это, он! - подола голос Матвевна, тут же спрятавшись за щуплый китель участкового.
- Мы из домоуправления, - как пароль сообщила монументальная дама в прическе, - по поводу ряда нарушений...
Так-так, мне всё ясно!
- Господа хорошие, я всё понимаю, но слушать вас я не могу, мне на работу надо! - просипел я. - Давайте как-нибудь, в другой раз...
И нагло захлопнул дверь перед их носами. На лестничной площадке произошло смятение и бунт, но через четверть часа посетители разбрелись по своим делам, не дождавшись моего повторного явления.

На работу я не пошел, завалился спать, предварительно выключив телефон и навесив на дверь цепь.
Спал сладко, но не долго.
Проснулся часа в три ночи от осознания, что организм невыносимо требует пищи. Пришлось встать и дать, чтобы заткнулся.
После еды нового прилива сонливости не последовало. Повздыхав и попричетав, я завалился перед телевизором с ведром припасенного неизвестно кем в моем холодильнике мороженого. Удалось даже пустить скупую мужскую слезу при просмотре какого-то слабовыраженного триллера.
Понять свое состояние я не мог. Никаких изменений, свидетельствующих о том, что укус не прошел для меня даром, я не заметил. Да и Катька упоминала, что вероятность моего "овампиривания" почти минимальна. Что же со мной происходит?

Я никогда по-настоящему не задумывался, как это - измениться? И дело здесь не в вампирах. Хотя и в них тоже.
Как это, проснуться однажды не тем, кто ты есть? Другим. Чужим. Чужим не только для знакомых, но даже для самого себя...
Страшно?
Ужасно?
Много хуже, наверное.
А как бы это было, проснись я завтра вампиром?..

- Привет, - ласковый голос щекотнул моё ухо.
Моя апатия никак на это не отреагировала.
Катька удивленно воззрилась на меня.
- Эй, есть кто дома? - Она пару раз щелкнула пальцами перед моим лицом.
Мозг констатировал отсутствие эмоций.
- Влад, ты чего? - Обеспокоенность вампирши достигла максимума.
А я что, я ничего. Тихо сижу, никого не трогаю...
Меня прихватили лапкой за шкирку (так вот кто доставил меня домой!) и куда-то довольно некультурно поволокли.
О, ванна!
Катька впихнула меня внутрь...
- ЁЁЁЁЁ! - голос прорезался тут же, когда тело осознало полив ледяной водой.
Я попытался вырваться, но сильная девичья ручка крепко держала меня на месте.
Минут пять я орал как пострадавший и успел обложить матом всю родню державшей меня вампирши, но постепенно, приобретя вид мытого мылом кошака, я сдался, отбрыкиваться перестал, хотя губы по инерции всё еще шевелились.
- Ну, вот! - Видимо мой вид Катрину устроил, потому как меня из воды извлекли и усадили на бортик ванны.
Жестко-то как она борется с депрессией!
- Ах, оставьте меня! - пролепетал я, отбиваясь уже от полотенца. - У меня депрессия!
- У вампиров не бывает депрессии, - заявила мне Катька.
- Так то у вампиров...
- Знаешь, кажется, я на твой счет ошиблась... - вдруг замялась девушка.
- Ты о чем? - Я только и смог, что удивленно наморщить одну бровь.
- Я забыла, что ты притягиваешь неприятности...
- Это ты о себе? - улыбнулся я.
А потом вскочил, как ошпаренный, заглядывая в зеркало.
Почти ничего не изменилось, только у смотревшего на меня из отражения парня из-под бледных губ виднелись остренькие клыки...
Чёрт!
Я вампир?
Я вампир.
Я ВАМПИР!

****

URL
   

Ведьминская Изба

главная